Сценарий «Под маской»

элои сайаны
Нажав на кнопку с символом агентства, вы вернётесь на основную страницу, а нажав на одну из кнопок с кодом доступа — перейдёте к элойcкому (108135) или сайанскому (2532366) послесловию. Эти коды вы получаете в результате прохождения сценария «Lumen Fidei».
//АРХИВНЫЙ ОТЧЁТ № C-2//1146 г. до наш. вр.//Код: Под маской
//Уровень допуска: синий//Регистратор — Р. К.
//Главная цель: помешать сайанам украсть маску Тутанхамона
//Дополнительная цель: получить информацию о modus operandi сайанов
//Оценка операции: удовлетворительно//Оценка временнóго вмешательства: 86—95 %
//Пометки службы безопасности: сайанская операция планировалась в течение долгого времени >> Возможные спящие агенты>> Множество прямых и непрямых союзников //
Очевидное вмешательство в неофициальную миссию агента Розовского >> Ведётся расследование [Консорциум/Служба особого назначения]//
Модуль УМВ найден в 1921 г. >> Ведётся анализ // Запись-СЭМ/ISO9T/AE7//

     Агенты превосходно знают, что хорошее расположение духа у их инструктора — явление весьма недолговечное. Тот самый случай, когда выражение «ледяной душ» в полной мере описывает происходящее: после сердечного приветствия при открытии капсул весь радостный энтузиазм как холодной водой окатывают.
     — Вопросы потом! — резко говорит Боб, прежде чем кто-либо успевает рот раскрыть. — Марш переодеваться! Разбор полётов будет позже.
     Один из агентов хочет что-то сказать, но Боб хватает его за плечи и разворачивает лицом к выходу, тыча пальцем куда-то в направлении раздевалки:
     — Агент D014, во время загрузки вы залили себя слюной с головы до пят. Душ — это не просьба!
     Когда все уходят, Боб, отпустив едкое словечко, запирает загрузочное помещение № 1, а затем сломя голову мчится через технический шлюз в загрузочное помещение № 2. В этом узком проходе едва ли кто-то услышит его бурчание: «Клятые сайаны! И кого теперь отрядят сочинять рапорт толщиной с Альдебаранский торговый кодекс?!»


Загрузочное помещение № 2
     Агенты из группы Б, уже в костюмах, залезают в капсулы. Дроид Сэм парит в центре комнаты, записывая происходящее. Лицо Лоры на экранах окутано голубоватой пеленой дождя из цифр и математических символов. Она выходит из своего транса, только когда главный инструктор вылетает из двери запасного выхода.
     — Ну наконец-то! Мы уже опаздываем, временное окно не останется открытым навечно.
     — Поверить не могу, я как будто самого себя слышу… — Боб нервно рыскает в планшете в поисках нужных голографических файлов, а затем недовольно обводит взглядом агентов группы Б.
     — В173? И вас назначили на эту миссию? Ох… К сведению, ваша кипучая энергия, направленная на собирательство мужского нижнего белья в 7553 году альтернативного времени, не осталась незамеченной.
     — Но это же… Я думала, это артеф… — смущённо бормочет девушка-агент.
     — Забудьте, мы собрались здесь не за этим. Все вы отправитесь в Египет 1146 года до нашего времени. Ваша миссия завершает две предыдущие операции, в ходе которых была предотвращена кража бесценной археологической находки, спланированная сайанскими выродками. Ваша задача — позаботиться о том, чтобы они не предприняли новую попытку пролезть в гробницу фараона. На миссию отводится несколько часов.
     — Три часа сорок четыре минуты и двадцать семь секунд, — поправляет Лора.
     — Угу… Спасибо. Словом, старайтесь не отходить от гробницы и держать ухо востро. Сэм расскажет дополнительную информацию.
В скором времени все четыре капсулы закрываются и опускаются в горизонтальное положение. Силовые кабели вибрируют, экраны заполняют потоки данных. Лора поминутно комментирует процесс внедрения:
     — Внедрение завершено, слияние с носителями — 100 %.
     Боб оставляет Сэма вести запись и отправляется в штаб наблюдения в другом конце коридора.


Штаб наблюдения
     Боб удивлённо оглядывается по сторонам, заметив в штабе лишь профессора Осло Б. Ронна, упакованного в старомодный костюм в шотландскую клеточку, и двоих туповатого вида техников — вероятно, присланных консорциумом. Все таращатся на огромные настенные экраны. На вошедшего инструктора никто не обращает внимания.
     — Н-да, что-то я тут аншлага не наблюдаю, — произносит тот. — Что, побочные миссии не такие интересные?
     — Все знают, что это весьма сомнительное удовольствие — подсматривать за уборщиками, — шутит старый учёный. — Однако вы, должно быть, догадываетесь, что вызвало моё… — профессор кидает искоса взгляд на техников и поправляется, — …наше любопытство. Верно, Боб?
     — Розовский, единый в двух лицах? Угадал?
     Техники поднимают головы.
     — И почему, по вашему мнению, один и тот же агент присутствует в двойном экземпляре? — спрашивает один из них.
     — Розовских двое, потому что его дважды внедряли в один и тот же временной отрезок, — отвечает Боб так, будто это само собой разумеется. — Его миссия требовала участия двоих агентов, но, поскольку Пит — то есть агент Розовский — предпочитает работать один, к тому же не было ни одного свободного агента нужной квалификации, ему пришлось работать с… самим собой. Это называется реитерацией.
     — И она вызывает множество парадоксов и временных возмущений, — подчёркивает профессор. — Возможно, всё и правда настолько просто и нет нужды в дальнейших поисках объяснений нашей аномалии…
     — Всё это мы и так уже знаем, Ронн. Лора нам целый час читала лекцию об этом. С другой стороны, руководство само утвердило данную процедуру, а Розовский выполнил свою задачу: эвакуировал носителей в конце миссии и затёр все следы.
     — Все, кроме УМВ в саркофаге, — посмеивается старый профессор.
     — А как насчёт куба, который он дал агентам? А все те вещи, что он говорил? Разве это не свидетельствует о его… нелояльности? Или это тоже реитерация? — спрашивает другой техник, явно не убеждённый.
     — Кубы относятся к секретным материалам, господа, — отрезает профессор Ронн. — Ваш уровень допуска не позволяет мне обсуждать это с вами, но будьте уверены, агент Розовский делал то, что дóлжно.
     — Что же касается его заявлений, — добавляет Боб, — то не судите Пита опрометчиво. Не думаю, что он способен на предательство. Однако при двойном внедрении необходимо учитывать вероятность того, что агент может сам стать носителем, например, сайана. Он этого даже не запомнит, поскольку технология нейрокодирования предполагает непрерывное стирание памяти для обеспечения места для других внедрений.
     Профессор Ронн неодобрительно хмурится.
     — Мозг Розовского, сдаётся мне, уже смахивает на швейцарский сыр, — мрачно добавляет Боб.
     — По дырке на каждую попытку вражеского вмешательства, — констатирует учёный, выключая планшет.

элои сайаны