«Дело Марси». Хроники сайанов

элои сайаны

Агентство «ВРЕМЯ», жилые помещения, полночь.
     На полке рядом с койкой вы находите карту — из тех, что когда-то называли таро. На ней изображён скелет с угрожающе изогнутой косой, а поверх рисунка чья-то нетвёрдая рука нацарапала «1992». К обратной стороне карты приклеена гелевая капсула. Вам вспоминаются слова сайана, которого вы встретили в комнате со всяческими диковинками: «Мы научим тебя видеть причины и следствия вещей».
     Это новое уготованное ими для вас испытание. Жажда знаний превозмогает страх и стремление соблюдать правила. Босиком, в темноте, вы идёте в кухонный уголок, наливаете стакан воды и запиваете загадочную гелевую капсулу.
     Не успеваете вы поставить стакан, как тут же снова оказываетесь в райнландском лесу, в теле какого-то мужчины. Ощущения такие же, как если бы вы внедрились в носителя, но в этот раз вы никак не связаны с происходящими событиями и не можете на них влиять…


1992 г. наш. вр.
     Розовский выключает прицепленный к поясу CD-плеер и снимает наушники. Музыка его успокаивает, пусть даже это музыка XX века. (Впрочем, выбора-то всё равно нет, так что приходится приспосабливаться.) Однако его никак не покидает чувство тревоги, нахлынувшее на него здесь, в лесу. Заражённые могут появиться в любой момент, а из-за ветра, завывающего среди ветвей, легко не учуять запах разложения.
     Выйдя из леса, он перешагивает кучку валежника и поднимается на горку, к тропе, ведущей к тайной лаборатории. По пути он сохраняет бдительность — никто не должен знать, с кем он тут встречается. Как и было обговорено, его связной ждёт на перекрёстке, под огромной горной сосной.
     Этот человек не отличается высоким ростом. Он кутается в толстую куртку с капюшоном и явно пытается спрятать лицо. Но Розовскому удаётся заметить блеск его глаз — молодых, полных жизни.
     — Легко сориентировались? — с едва заметным оттенком иронии спрашивает человек.
     — Легче некуда, — в тон отвечает Розовский. — Ваши инструкции были предельно точны. Вы, ребята, чертовски хорошо информированы.
     — «Мы, ребята»! Отлично сказано! — восклицает тот и продолжает более серьёзным тоном: — У меня есть то, что вам нужно.
     С этими словами он вытаскивает из глубин куртки завёрнутую в бумагу толстую папку с надписью «Геном Марси Каллинган».
     — Вы знаете, что с этим делать?
     — Да. Мы уже всё подготовили. Дали науке толчок вперёд, позволив раньше времени создать прибор для чтения генетических кодов.
     — Да неужто? А разве это не запрещено политикой вашей организации, агент Розовский? — насмешливо спрашивает человек в капюшоне.
     — Вы никак собираетесь прочесть мне лекцию по этике? Это вы-то, кто наводнил регион толпами зомби!
     — Протестую, это не мы! Не стоит вешать на сайанов все временные сбои, до которых снисходит агентство. Но если и допустить, что мы вправду спровоцировали эпидемию, что же ваша организация бросила все силы всего лишь на защиту антидота, а не на предотвращение распространения угрозы?
     — Да бросьте! Эпидемия всё равно случилась, от этого не уйти. Мы не переписываем историю!
     Коротышка разражается хохотом. Розовский замечает вспыхнувшую в его глазах злобу.
     — Чёрт подери! Оловянные солдатики Карт — это и правда что-то с чем-то! Вся история — результат последовательности выборов. В большинстве реальностей нет никакого «Райнландского инцидента». Агентство утвердило эту временную параллель, но возможно, что это именно с ней уже кто-то поигрался. Что, многовато информации для ваших туговатых извилинок, Розовский, а? Лучше забудьте обо всём!
     Он припечатывает свёрток к груди агента.
     — Найдите Каллинган и позаботьтесь о том, чтобы она выжила. Сегодня мы на одной стороне!


     Вы с чувством облегчения приходите в себя на полу своей комнаты.

элои сайаны