Сценарий «Тайна „Эндьюранса“»

элои сайаны
Нажав на кнопку с символом агентства, вы вернётесь на основную страницу, а нажав на одну из кнопок с кодом доступа — перейдёте к элойcкому (108135) или сайанскому (2532366) послесловию. Эти коды вы получаете в результате прохождения сценария «Lumen Fidei».
//АРХИВНЫЙ ОТЧЁТ № В-7//1914 г. наш. вр.//Код: Эксп. Эндьюранса
//Уровень допуска: синий//Регистратор — Р. К.
//Главная цель: устранить временной разлом на научном судне «Эндьюранс», застрявшем в Антарктике.
//Дополнительная цель: выяснить природу разломa / Найти ответственных и проверить вероятность вмешательства сайанов.
//Оценка операции: удовлетворительно//Оценка временнóго вмешательства: 88—97 %
//Пометки службы безопасности: сложное тахионное внедрение / Нестабильное окно / Появление сверхъестественных созданий / Возможное участие сайанов или элоев / Присутствие характерного стазисного геля // Запись-ЗИП/ISO9М/AD5.

2468 г. наш. вр.
     Техперсонал помогает агентам выбраться из капсул. У издали наблюдающего за всеми ними Боба вид как у мальца, перед которым плюхнули полную миску вареного шпината. Смрад стоит такой, что все присутствующие постанывают и передёргиваются от отвращения. Уборщики терпеливо ждут у двери. Заметно, что их респираторы не способны полностью подавить царящее в загрузочном помещении зловоние. Старший инструктор уже всерьез начинает опасаться, что, если это по-быстрому не кончится, его первого вывернет на пол наперекор всей субординации. Вообще, выделение зелёного геля при закрытии временнóго разлома — дело известное, но чтоб в таких объёмах… Один из агентов буквально по уши в нём испаскудился.
     Не менее десятка лабораторных техников с таким энтузиазмом принимаются соскребать и собирать каждый чёртов грамм этой дряни, что аж локтями толкаются, и когда кто-то из них налетает на консоль Боба, тот разражается гневной тирадой:
     — Эй, разуй глаза! Эта штука стоит уйму денег! Думаешь, только я огребу от консорциума, если мы про… потеряем данные из-за того, что ты оторвал кабель?!
     В довершении ко всему творящемуся хаосу, а также техникам, лабораторным аналитикам, представителям службы безопасности и наблюдателям из консорциума вокруг всё ещё заторможенных агентов ошиваются четверо нейрокорректоров. К ним никто не рискует приближаться, даже Боб держится на почтительном расстоянии от этих высоченных киборгов. Ему всегда было интересно, насколько много в них осталось от людей. Их тонкие фигуры склоняются над вымазанными зелёным гелем людьми, из-под чёрных капюшонов к головам сомлевших агентов вытягиваются десятки полупрозрачных нитей. Начинается коррекция коры головного мозга.
     — Это вынужденная мера, Калавиччи, — тихо произносит незаметно подошедшая госпожа Карт. — Уж слишком травмирующей оказалась эта миссия. Выбор у нас невелик: или стирать память, или потерять всю команду.
     Боба поневоле перекашивает от отвращения.
     — Если вас это утешит, — продолжает директор, — то в этот момент они думают, что общаются с вами. Нейрокорректоры вкладывают в их головы запись разбора какой-то вашей миссии.
     Уж кому как не ей понимать, что убедить Боба в необходимости подобной нейрокоррекции нереально. Она множество раз слышала всё, что Боб про это думает, и пытается его отвлечь:
     — Роберт, если у вас больше нет здесь никаких дел, быть может, проследите за правильностью переноса данных с дроида ЗИП? Модель старая, поэтому не хотелось бы потерять ценную информацию.
     Не будучи простачком, Боб, конечно, понимает, что Карт просто пытается вытурить его под благовидным предлогом. И на сей раз он уступает без борьбы, вконец озверев от вони, однако уже у двери выражает удивление, как это он, дескать, проглядел, что в пункт о целостности воспоминаний и нервных клеток сотрудников агентства «ВРЕМЯ», оказывается, внесли поправки…
     Выйдя, он хлопает по корпусу дроида ЗИП. Бедняга чуть не обрушивается на пол, но почтенного возраста гравитационный стабилизатор в последний момент кое-как выравнивает аппарат, и ЗИП покорно плывёт следом за Бобом. Тот приводит робота в архив и подключает к хранилищу данных. В ответ ЗИП издаёт подобие благодарственного писка и отрубается. Боб вспоминает о своём другом механизированном помощнике. Вчера старина Сэм совсем с катушек съехал, чуть не сорвал миссию. Как заведённый твердил о пропаже каких-то кубов данных, но ничего конкретного так и не сказал. Команда техподдержки забрала его на ремонт, но с той поры от них ни ответа, ни привета.
     Закончив работу в архиве, Калавиччи решает заглянуть в техподдержку, но Сэма там не находит. Из регистрационного журнала становится ясно, что робота забрали. Ни фамилии, ни подписи. Такой плевок на протокольные нормы может сойти с рук разве что кому-то из руководства или СОН. И у Боба есть одно подозрение.


     Сверкнув пропуском на выходе из главного корпуса агентства, он направляется в прилегающие к нему исследовательские лаборатории. Упёршись в глухую металлическую дверь, он терпеливо ждёт перед интеркомом. Наконец ему открывает дверь невысокий человечек…
     Морщинистое лицо профессора Ронна при виде посетителя озаряется мечтательной улыбкой. Пригвождённый к месту острым взглядом зелёных глаз старика, Роберт теряется в догадках, не зная, чего ждать.
     — Боб! Вот так сюрприз!
     С этими словами учёный приглашает его к себе, в просторное помещение, заставленное разного рода устройствами и прототипами равно смутного назначения. Инструктор осторожно, почти на цыпочках, пробирается за профессором, который с привычной лёгкостью лавирует меж препятствий. Его взгляд выхватывает среди тучи предметов Сэма, лежащего на генераторе. Взяв паяльник, старый учёный возвращается к починке робота.
     — Я готов был поклясться, что найду его здесь.
     — Интуиция редко вас подводит, Боб, — весело отзывается Осло Б. Ронн, внимательно оглядывая дальнюю плату робота. — Я только что умыкнул нашего друга у техподдержки. А то какие-то незнакомые типы уже намеревались разобрать его по винтику. Подозреваю, это были прихвостни СОН, Службы особого назначения консорциума. Да что там, я уверен в этом. Краем глаза видел где-то приказ о нашей любимой модели АЕ7. Мол, эти дроиды сливают данные, рассекречивают закрытые отчёты о миссиях и прочее. Консорциум такое не любит.
     Лампы на столе вспыхивают, бросая синие отсветы на белоснежные волосы профессора. Тот со вздохом выпрямляется и кладёт паяльник на верстак, знаменуя окончание ремонтных работ. Сэм тут же подаёт признаки жизни:
     — Кубы данных пропали! Кубы данных пропали! — твердит он, взмывая под потолок. — СЭМ AE7 / Код 22G61РОНН / #Квантокуб / Приоритет: низкий / Секретно!
     Успокаивает его лишь выкрикнутая Ронном команда. Сэм опускается, и учёный тут же вынимает из него продолговатую карту памяти.
     — Несчастную жестянку столько раз прошивали, налепливая куски программ друг на друга! Я, кто-то из руководства, да ещё, вероятно, типы от консорциума. Видимо, всё это породило массу мотивационных конфликтов. Часть процессоров Сэма просто расплавилась.
     — Под кубами данных Сэм подразумевал… э-э… квантовые кубы? — Боб изо всех сил старается сохранять безразличный вид. — Те самые, что агенты обнаружили в недавних миссиях?
     Н-да, напрасно он надеялся обвести профессора вокруг пальца. Ронн мигом впивается взглядом в смутившегося старшего инструктора.
     — Ну… Всё довольно сложно, и вы, Роберт, вряд ли что-то поймёте, — Боб при этих словах обиженно сморгнул. — Мы уже не впервые наблюдаем выделение зелёного геля при внедрении. Это один из побочных эффектов наших манипуляций со временем. За неимением лучшего термина, мы назвали это вещество стазисным гелем. Такие органические выделения порой появляются, если, скажем так, неосторожно обращаться со временем. Найденные в ходе миссий кубы — связанное с этим явление. Наши первые эксперименты с тахионным внедрением произвели немало… парадоксального вещества.
     Видя, что Боб откровенно озадачен, профессор объясняет:
     — Само присутствие разума агента в чуждой для него временнóй линии создаёт побочный органический феномен. Стазисный гель — одно из его проявлений. Возможны и иные формы, к сожалению. А кубы я разработал как вместилище для всего этого.
     — О, теперь ясно! — восклицает Боб. — Что-то вроде мешка для мусора, который мы берём с собой в заповедник, чтобы не оставлять следы своего присутствия.
     — Что-то вроде… Кубы генерируются самим процессом внедрения и поглощают избыточный выход вещества. Увы, не обошлось и без побочных эффектов, но тогда мы о них не знали. Кубы собирают и шифруют данные о перемещении во времени, притом эти данные мы едва можем расшифровать. Я не распространялся обо всём этом до сих пор, потому что не хотел, чтобы хоть один из кубов попал в руки консорциума. Но, похоже, это всё же случилось…
     — Я… ясно, — бормочет Калавиччи, яростно почёсывая лысину.

элои сайаны