«Пророчество о драконах». Хроники сайанов

элои сайаны

Агентство «ВРЕМЯ», внешняя территория, день.
     Теперь сайаны уже не так осторожничают. Либо стали менее подозрительными, либо знают, что любопытство поневоле обрекает вас на соблюдение секретности. Один из них даже связался с вами по обычному каналу. Никаких пилюль, никакого физического воздействия — лишь короткое личное сообщение, подписанное вымышленным именем: [PΛΘ: Привет. Слышал, что ты вне подозрений и что ты работал в 7553-м альтернативном. Хотелось бы и мне там побывать. Посылаю тебе видео, оно кое-что прояснит. И помни: молчок! Пока.]


2453 г. наш. вр., Земля.

     Вестибюль освещён скудно — никакого фотопокрытия на стенах, бюджет не позволяет. Свет исходит от обычных неоновых ламп, придающих лаборатории сходство с заброшенной больницей. На двери пожарного выхода, ведущей в запретную зону, висит табличка: «Тахионное внедрение. ОПАСНО!»
     Внутри несколько человек суетятся вокруг капсулы, к которой подсоединена куча проводов и трубок. Лежащий в ней молодой человек внезапно вскакивает, не обращая внимания на подсоединённые к его голове провода и датчики. Его зрачки кажутся точками в выпученных глазах.
     — Зар-раза! Ну и жуть!
     Женщина в белом халате усаживает его в капсулу и, не давая подняться, энергично растирает полотенцем.
     — Сидите спокойно, а то сорвёте датчики.
     Её голос излучает уверенность и заботу, и молодой человек, весь в поту, сотрясаемый дрожью, успокаивается.
     Склонившись над консолью с десятком мерцающих подсоединённых разъёмов, другая женщина вводит бесчисленные серии цифр. Она кажется точной копией своей коллеги в белом, только помоложе, и волосы у неё посветлее. На ней не лабораторный халат, а спортивный костюм в цветах выпускников меренского факультета физики 2452 года.
     — Итак, Лора, каков результат кодирования? — спрашивает профессор Карт.
     — Полная гармонизация, 100 % полученных данных. Нервная система восстановлена полностью, — отвечает девушка.
     Молодой человек перестаёт трястись. Учёная дама склоняется над ним и светит ему фонариком в зрачок, но он мягко отстраняет её полотенцем и вылезает из капсулы.
     — Извините, профессор, надо дух перевести.
     Он с трудом поднимается на ноги и принимается одеваться. Дейрдре Карт осторожно отсоединяет датчики от его головы.
     — Произошло что-то странное, — говорит он. — С самого начала… Место было другим. Лес тот же, это точно, но рельеф оказался не таким, как ожидалось. Сперва я подумал, что вы просто маленько промахнулись, но одежда моего носителя, его снаряжение… Всё было каким-то не таким.
     Из глубины комнаты, из-за стены светящихся экранов, неожиданно раздаётся старческий голос:
     — Мы ещё никогда не пробовали путешествовать так далеко в прошлое. Но отдалённость времени не могла повлиять на точность, тому нет никаких причин. Это был XI век.
     — XI век? Ронн, вы шутите! — все датчики сняты, и молодой человек потягивается. — Что-то мне ни в одной исторической книжке не попадались люди трёхметрового роста в XI веке! И отвратительных горилл с акульими челюстями в вестфальских лесах быть не должно!
     — Как странно, — бормочет профессор Ронн.
     В лаборатории нестерпимо жарко, и Карт снимает халат. Она обходит стену из компьютеров, чтобы внимательнее рассмотреть изображение на экранах через плечо Ронна. Старик не возражает, он слишком занят расшифровкой своих расчётов.
     — Куда же мы его отправили, Дейрдре?.. — шепчет он.
     — В смысле? Лора, дорогая, не могла бы ты повторно проанализировать нейрокодировку? Возможно, возникла проблема с нейронной записью и что-то вызвало галлюцинации.
     Девушка-математик в спортивном костюме перезапускает программу с недоумённым: «Да я бы заметила такое…»
     — Если только… — профессор Ронн зачёсывает назад длинные седые волосы. Вокруг него вьются спиральные голографические проекции. — Если только те возмущения тахионного потока, которые мы видели, были не просто помехами.
Он тычет в какую-то точку в пучке изгибающихся, беспрерывно движущихся линий.
     — Вот, видите, здесь, где они пересекаются? Весьма вероятно, что мы вышли за пределы своего потока времени и попали в другой… В альтернативный временной поток!
     С сияющим лицом Ронн вскакивает с места и протягивает руки к незадачливому «путешественнику», привалившемуся к примитивного вида капсуле.
     — Калавиччи, вы вполне можете оказаться первым человеком, вышедшим за пределы нашей реальности!


Агентство «ВРЕМЯ» — Сервис личных сообщений — 15:00.
[PΛΘ: Привет, как житуха? Каково ощущать себя не таким бараном, как раньше?
Вы: Как будто выучился колдовать, что-то вроде…
PΛΘ: Гы! Синий пропуск, о котором мы говорили, уже у тебя?
Вы: Пока нет. Это не так-то просто.
PΛΘ: OK, будь осторожен, но сделай это! Сайан ты или нет?
Вы: Ладно, не кипишись, сделаю всё возможное. Кстати, я не до конца понял ту твою последнюю запись из 7553 года.
PΛΘ: Та же фигня. Это какой-то старый документ. Если хочешь, пришлю тебе ещё одну штуку на поглядеть. Очень странную.>> ПЕРЕДАТЬ]

ПЕРЕДАЧА — 7553 г. альт. вр., Алжурия.
     Король Мильяфин — человек далеко не молодой, но монархом стал лишь недавно. Его восшествие на престол стало результатом политических интриг и бесконечных войн. И вот он сидит в огромном зале, в полном церемониальном облачении, и очень старается радоваться своим достижениям. Его пальцы перебирают богатую ткань древней мантии, пошитой в незапамятные времена эльфами Галлонда. Всего этого ему уже недостаточно. Он жаждет большего.
     Утренняя толпа просителей утомила его до предела, и, выслушивая поток скучнейших жалоб, он всё глубже вжимается в трон. Он давно потерял счёт времени, ему кажется, что аудиенция длится бесконечно долго, но неужели бесконечный поток челобитников наконец-то иссяк? Зал опустел, остались только его личные стражники, застывшие под свисающими с потолка знамёнами. Король выпрямляется, увидев, что к трону приближается Акелиган, досточтимый кастелян его замка.
     — Ваше величество, остался только один проситель, — шепчет он королю на ухо. — Поскольку это совершенно особый человек, мы позаботились о том, чтобы сия аудиенция осталась в тайне. Его сопровождает Эхорр, отчего я и согласился допустить его до вашей персоны.
     — Мой бог, Акелиган, только не этот выживший из ума дурень! Не хочу я выслушивать бред об очередном апокалипсическом видении.
     — Но он привёл с собой того, кто может вас заинтересовать, ваше величество.
     Двое людей неспешно шествуют по длинному ковру, ведущему к тронному возвышению. Один — старый заросший волосами отшельник в лохмотьях, Эхорр-провидец. У второго и правда диковинный вид, поэтому король живо забывает о сопровождающем его злосчастном горевестнике. У незнакомца странная походка вперевалочку, как будто он припадает на обе ноги. Кожа его черна, как у мамбийских воителей с Южных островов. Ещё у него стать как у борца, а на груди и пальцах сверкает золото. Никто доселе не видал в Алжурии подобных одежд: из переливчатой ткани, слишком высоко обрезанных сверху и слишком широких понизу. Мамбийские глаза скрыты за двойными тонированными линзами.
     — Йо! — изрекает эта колоритная персона, помахивая правой рукой на уровне глаз и складывая пальцы в какую-то странную руну. — Респект, ваш-величество!
     Нимало не обескураженный недоумёнными взглядами, которыми обменялись король и кастелян замка, он продолжает:
     — Я представляю некую группу, ничего так не желающую, как предложить вам решение… гм, скажем так, терминальных проблем, с которыми Алжурия может столкнуться в будущем.
     Его широкое лицо прорезает столь же широкая любезнейшая улыбка — словно у торговца, скороговоркой выпаливающего заученную похвалу своим товарам.
     — Мы превосходно информированы и знаем, что, — тут он достаёт из кармана какую-то бумажку, — «…с самых Тёмных веков драконы собираются за горизонтом, дабы обрушить огненную бурю, что поглотит этот мир!»
     Он убирает бумажку и продолжает:
     — Ваша светлость, я тот самый Незнакомец-из-Пророчества, и я пришёл, чтобы сделать вам предложение, от которого невозможно отказаться.
     Эхорр пялится на него во все глаза, машинально поднимая и опуская брови. Король и кастелян же кажутся завороженными вкрадчивыми речами стоящего перед ними «коробейника».
     — Ваше королевское высочество Мильяфин, благодаря содействию сайанов, чьим скромным представителем я выступаю, и за совершенно пустяковую сумму я могу обещать вам поддержку повелителей времени в предстоящей борьбе! И всё это благодаря самому исключительному товару в моём скромном каталоге: квантовому кубу! Эксклюзив от Майка, лучшие сделки, все эпохи, все измерения!
     С этими словами он выставляет напоказ странный куб, по граням которого скользят квадратики.
     Король поднимается на ноги и медленно бредёт к визитёру, поглаживая длинную бороду и пожирая глазами явленный ему несообразный предмет. Акелиган дёргает его сзади за мантию, пытаясь остудить пыл сюзерена.
     — Осторожнее, ваше величество! — шепчет он.
     — Спокуха, — подбадривает Майк. — Всё норм, можете его коснуться.
     Он протягивает куб Мильяфину, государь Алжурии не в силах противиться соблазну. Когда он касается куба, по монаршему запястью, потрескивая, пробегают статические разряды. Никто не замечает, что радужные оболочки его глаз меняют цвет. Выражение лица старого короля, снова усевшегося на трон, тоже меняется. Он произносит ледяным тоном:
     — Твоё предложение не заинтересовало меня, купец.
     — Чего?! Что это значит?! — орёт Майк, когда стража хватает его. — Какого хрена?!
     Король жестом велит выкинуть его за дверь. Сардоническая улыбка на его губах, хоть и полускрытая седой бородой, не ускользает от внимания Акелигана.

элои сайаны