Сценарий «Лечебница»

элои сайаны
Нажав на кнопку с символом агентства, вы вернётесь на основную страницу, а нажав на одну из кнопок с кодом доступа — перейдёте к элойcкому (108135) или сайанскому (2532366) послесловию. Эти коды вы получаете в результате прохождения сценария «Lumen Fidei».

     Даже после сканирования сетчатки, введения 13-значного кода и сдачи мазка со слизистой ротовой полости для проверки ДНК Бобу приходится назвать своё имя дежурному киборгу. «Роберт Калавиччи», — угрюмо бурчит он. Только после этого его наконец впускают в святая святых — центральные помещения агентства «ВРЕМЯ». Безопасность — это вам не шутки.
     «Надеюсь, содержание рома в слюне не превышает допустимых значений», — с лёгким опасением бормочет старший инструктор себе под нос. Однако на его лице не отражается ни тени неуверенности. Такая уж у него работа. Если подопечные заметят хоть малейшие признаки слабости, ему вовек не отмыться. Он решительно шагает по длинному главному коридору, притворяясь, что не замечает агентов, наблюдающих за ним через полукруглое окно в комнате для инструктажа, хотя испуг в их глазах при его появлении бальзамом проливается на душу.
     Стоя посреди мрачной комнаты, он долго, растягивая удовольствие, всматривается в озадаченные лица молодых мужчин и женщин, вернувшихся из лечебницы Борегара. Они справились вполне прилично, а теперь, приняв душ и смыв со щёк засохшую слюну, уже даже почти похожи на настоящих агентов. Он смотрит, как они украдкой обмениваются взглядами. Наверняка ждут очередного внештатного оперативного задания, которыми он их часто терзал во время двухгодичного обучения.
     «Побери меня черти, — думает он, — но я вправду люблю смотреть, как они урабатываются до кровавого пота. Бьюсь об заклад, наш штатный мозгоправ не ошибся: это как-то связано с моим папашей…»
     Наконец он прокашливается, нарушая тем самым повисшее безмолвие:
     — Как я уже говорил, консорциум почти что кипятком от счастья писает по поводу вашей работы в 1921-м. Теперь мы быстренько обсудим миссию. Пока я тут распинаюсь, Лора проводит свой фирменный анализ, чтобы определить уровень вашего воздействия на историю. Я уже глянул ваши нейрозаписи. Недурно, хотя наблюдаются некоторые проблемы с реакцией. Слишком уж легко сознание ваших носителей брало над вами верх.
     — Простите, сэр, но не так-то просто отделить свои воспоминания от воспоминаний носителя.
     — У вас за плечами два года обучения, агент B173, — веско парирует Боб. — И всё же, несмотря на чёртову прорву часов виртуальных нейротренировок, вы не замедлили попробовать на зуб человечинку, пробыв сорок пять минут в теле девчонки-подростка!
     Лицо молодой женщины перекашивает судорогой от воспоминаний.


     В течение следующего часа они поминутно восстанавливают события всей загрузки. Боб скрупулёзно фиксирует все объяснения, диву даваясь от непредсказуемости логических выводов новичков. Как обычно, он не может отделаться от мысли, что миссия увенчалась успехом по чистой случайности… А может, само время направляло ребят? Как сказала бы одна из основательниц агентства профессор Карт: «Время работает на нас».
     — И всё-таки, — задумчиво произносит ещё один новобранец, — я не был готов к такому. Чудовища, ритуал… Никто не говорил про колдовство. И всё было таким настоящим, что…
     — Оно не было настоящим, — уверенно заявляет Боб. — Это основополагающий момент. Способов управлять временем полно, и, как вы видели, человечество отнюдь не дожидалось XXV века, чтобы освоить их. Технологию путешествий во времени следует рассматривать как нечто куда более значимое, нежели мы сами и те суеверные болваны, что пытаются с ней играться.
     — Хотите сказать, люди и в прошлом путешествовали во времени?
     — А чем, по-вашему, занимался тот чокнутый доктор в 1921-м, если не пытался с помощью своей лженауки выйти за границы времени и пространства? Не то чтоб я так уж много об этом знал. Мне платят за то, чтобы я вас учил и натаскивал. Хотите знать больше — терзайте вопросами Лору и яйцеголовых из консорциума.
     Четверо сидящих перед ним новобранцев устало рассмеялись.
     — Знаю-знаю, ни черта они вам не скажут, — фыркает Боб. — Тут мы, в виде исключения, в одной лодке.
     Глянув на их разочарованные лица, он решительно скребёт в затылке и поднимается:
     — Сдаётся мне, я об этом пожалею, но, так уж и быть, кое-что покажу. Пошли!


     Группа агентов идёт след в след за Бобом, стараясь не поднимать глаза на камеры наблюдения. Наконец они попадают в лабораторию.
     В центре помещения, в стеклянной колбе, парит 40-сантиметровый куб. По его поверхности пробегают полосы света, считывая и анализируя его мельчайшие детали. Прежде чем агенты успевают перевести дух, на огромных экранах возникает явно недовольное лицо Лоры:
     — Ваш уровень допуска не позволяет вам здесь находиться! — восклицает она.
     — Они со мной, — возражает Боб. — Это часть их обучения.
     — Едва ли руководство с этим согласится.
     — Что ж, поглядим. В конце концов, именно они притащили сюда эту штуковину.
     — Мы принесли этот куб?! — изумляется один из агентов.
     — Угу. По крайней мере, он был тут, когда вы покинули своих носителей. Мы не в состоянии это объяснить. Даже Лора не в курсе, что это за фиговина.
     Составленное из голубоватых пикселей лицо молодой женщины на экранах идёт рябью.
     — Что ж, у меня найдутся на этот счёт обоснованные предположения. Это определённо квантовый объект, и он не уникален во времени и пространстве. Вы этого не знаете, но куб успел измениться с тех пор, как оказался на базе. Изменились как его грани, так и размеры. Полагаю, это нечто вроде компьютера или устройства для хранения информации и закодированных данных. Куб реагирует на волновое и электромагнитное воздействие, и мы пытаемся расшифровать его содержимое.

элои сайаны